ХАРАКТЕРИСТИКИ И ФОРМЫ СОВЛАДАНИЯ

Даже самые абстрактные категории, именно благодаря своей абстрактности имеющие силу для всех эпох, в самой определенности этой абстракции представляют в такой же мере и продукт исторических условий и обладают полной значимостью только для этих условий и в их пределах.

К. Маркс

Как было сказано в главе 3, психологическая защита, включаясь автоматически, снижает напряженность и улучшает самочувствие, но не помогает решать стоящие перед личностью внешние проблемы. Ведь дальнейшее поступление подобной травмирующей информации нельзя отменить, интеллектуально критикуя ее или отнеся к лично незначимой. Под влиянием психологической защиты исходный конфликт только ослабляется — за счет искаженного отражения действительности и своего "Я". В процессе онтогенеза, в связи с формированием речи, сознания и самосознания, личность приобретает новый способ поведения в трудных жизненных ситуациях: формируется совладание (копинг) — совокупность осознанных стратегий разрешения конфликта для совладания с внутренним напряжением и дискомфортом. Его появление — шаг вперед в расширении возможностей человека в адаптации. Действительно, если подсознательная защита позволяет лишить значимости и временно обезвредить то, что травмирует человека, то стратегии совладания облегчают включение в Модель Мира новых, адекватных ситуаций, новых критериев и ценностей, осуществляют подстройку и расширение диапазона будущих возможностей реагирования.

Обратим внимание на несовпадение полей значений слов "совладание" и "копинг". Совладание происходит от старорусского "лад", "сладить" и означает "справиться", "привести в порядок", "преодолеть", "подчинить себе обстоятельства" и не имеет негативных значений, только позитивные. В отличие от совладания, копинг (от английского to соре with something — справляться, прежде всего с трудностями) включает и отрицательные, неконструктивные стратегии. Поэтому стратегии копинга классифицируются на конструктивные, относительно конструктивные и неконструктивные. К ним относят: уединение, отказ от решения проблем, смирение, покорность, растерянность, подавление эмоций, фатализм и самообвинение [243]. Мы будем опираться на позитивное поле значений слова "совладание".

Итак, если подсознательные формы защиты включаются автоматически, то способы противостояния травмирующим воздействиям осознаваемых стереотипов до некоторой степени могут быть организованы произвольно. Эта произвольность амбивалентна. С одной стороны, чем выше уровень общего осознанного контроля над своим поведением, тем раньше человек способен "отловить" включающийся стереотип и смягчить его влияние. С другой стороны, чем больше у человека навыка в выработанных способах обороны, чем в большей степени они выполняются машинально и тем хуже поддаются произвольному контролю. Если совокупность подсознательных форм психологической защиты для всех людей одинакова и некоторые отличия связаны лишь с врожденными или возрастными особенностями, то положение с социальными стереотипами совсем иное.



Кардинальное отличие определяется тем, что совладание предполагает преодоление осознаваемых стереотипов, которые являются не столько результатом внутренних психических травм, сколько следствием напряжения, возникающего от давления общественных норм на поведение и оценку ситуаций. Для этого человек должен дозреть до возможности оценки. Поэтому реализующие совладание операции накапливаются в более коротком интервале, чем жизнь. Возникая под давлением социальных норм, они требуют времени и развития, позволяющего усваивать эти нормы, то есть становления сознания, и определенной зрелости Модели Мира. Когда и как это происходит? Традиционно стратегии совладания отрабатываются в процессе воспитания и образования — человек учится осознавать влияние на себя стереотипов, которые могут быть осознаны (но вовсе не обязательно актуально осознаются в каждый конкретный момент). В той мере, в которой они актуально осознаются, противодействие их вторжению может быть непосредственным, что и делает совладание, как форму защиты, субъективно существенно более управляемой.

Социальные нормы более разнообразны, чем врожденные формы защиты. Во-первых, эти стратегии могут быть эффективными только в рамках одной культуры, так как в разных культурах выработаны разные способы регуляции поведения. Во-вторых, они не только могут быть общими для данного общества в целом, но иметь и групповые отличия (так, значительное число правонарушений среди молодежи связано с групповыми нормами). В соответствии с групповыми нормами формируются и различные стереотипы — поведенческие, языковые, ценностные. Поэтому конкретный человек может руководствоваться в своем поведении нормами и стереотипами, непонятными и даже недопустимыми с позиции представителя другой группы. В-третьих, способы сознательного самоконтроля более пластичны и приспособлены к ситуации, в отличие от механизмов подсознательной защиты, которые ригидны и не приспосабливаются к обстоятельствам. В-четвертых, если подсознательные механизмы предоставляют только тактический выигрыш, так как не формируют стабильных структур и создают возможность лишь разового снижения напряжения "здесь и сейчас", то механизмы совладания рассчитаны на долгосрочную перспективу, обладают стратегическим эффектом [99].



Совладание реализуется через поведение, организующее необходимые изменения во внешней среде, и направлено на исключение возмущающих событий или переключение реакции с ранее травмировавших событий на другие. При совладании человек способен сам создать для себя подходящее окружение, а не реагировать пассивно на имеющееся. За счет активного действия во внешней среде — прерывания действия некоего вредоносного события или активной переориентации на нетравмирующее событие — возможными становятся желаемые преобразования во внутреннем мире, в сторону душевного равновесия. Исследования показали, что если ситуация имеет отчетливую негативную личную значимость и высокую силу, но при этом контролируема и малоизменчива (маловероятно, что она, в соответствии с собственной динамикой, преобразуется к лучшему), то привычный или автоматический ответ на стресс непродуктивен. В этом случае эффективной стратегией будет активное влияние на внешнюю среду, на стрессор, для его устранения и восстановления внутреннего равновесия. И наоборот, в ситуациях с высокой степенью изменчивости наиболее эффективными будут внешняя пассивность и преобразование внутренней среды организма, например прием транквилизаторов или релаксирующие упражнения, приводящие к снижению интенсивности мыслей угрожающего содержания [1, с. 33].

Высокая эффективность отдельных стратегий совладания приводит к их отработке и закреплению, что предопределяет возможность формирования навыка. Такое научение требует и достаточно полного осознания возникших трудностей, и способов эффективного совладания с ситуацией именно данного типа, и, наконец, умения своевременно применить эти способы на практике. Поэтому так важно обучать совладанию, предоставляя человеку знания о том, как осознанно и гибко использовать наиболее зрелые и эффективные стратегии управления своим состоянием.

Как организуется переход от внешнего принуждения к внутреннему самоуправлению? В начале формирования стереотипа имеет место полная осознанность и полная произвольная управляемость. По мере повторения использования данного стереотипа реализующие его операции погружаются (интериоризуются), автоматизируются, стереотип превращается в жесткое клише и до некоторой степени теряет произвольность управления. Когда внешние обстоятельства меняются и стереотип перестает выполнять свои защитные функции, может произойти обратный процесс — экстериоризация. При этом стереотип перестает управляться автоматически и вновь становится доступным для произвольного пошагового управления и коррекции. По окончании подстройки он может вновь стать полностью автоматизированным и управляться подсознательно. Имея в виду такую динамику управляемости стереотипа, иногда отмечают, что совладание включает не только сознательные, но и неосознаваемые операции активности.

Термин "копинг" Р. Лазарус [99] применил к множеству ситуаций острого и хронического психологического стресса. Он определял механизмы совладания как стратегии действий, предпринимаемых человеком в ситуациях угрозы физическому, личностному и социальному благополучию, как деятельность личности по поддержанию баланса между требованиями окружающей среды и ресурсами организма. Совладание выступает как процесс конструктивного приспособления, в результате которого человек оказывается в состоянии справиться с предъявленными требованиями таким образом, что трудности преодолеваются и ощущается рост собственных возможностей, а это, в свою очередь, ведет к положительной самооценке. Лазарус предложил следующие критерии различения подсознательной психологической защиты и совладания [по: 90, с. 341]:

1. Разная временная направленность. Подсознательная защита обслуживает только актуальный психологический комфорт, разрешает ситуацию "здесь и сейчас", не связывая ее с будущим, — совладание же направлено на упреждение подобных травмирующих воздействий в будущем.

2. Другая целевая направленность. Подсознательная защита ориентирована только на "Я", на гармонизацию личного эмоционального состояния, а совладание — на восстановление нарушенных отношений между личностью и ее окружением. Если в первом случае типична трансформация травмирующей информации или уход из поля травмы (внутренняя эмиграция), то для совладания характерен поиск информации для действий и их реализация. Взрослые, имеющие опыт стрессовых ситуаций, чаще используют поведенческие стратегии совладания (уехать в деревню, сходить в театр).

3. Отличная социальная направленность. Защита "думает" только о себе, не учитывая интересы окружения, — совладание может принимать во внимание реакцию других на свои действия. Сюда относится: уединение, конструктивная активность, альтруизм, а также поиск социальной поддержки.

В отдельную группу защиты Р.Лазарус выделил употребление алкоголя, транквилизаторов, седативных препаратов.

Свое видение отличий совладания от подсознательной защиты предложил Ф.Е.Василюк [136,с.317], отметивший особенности, расширяющие палитру Р.Лазаруса:

1. Ориентация на признание и принятие реальности.

2. Активное исследование ситуации.

3. Реалистичный учет целостной ситуации.

4. Приспособление к ситуации, позволяющее удовлетворять потребности.

5. Целенаправленность во многом осознанных и гибких процессов.

6. Способность жертвовать частностями и сиюминутным во имя потенциального разрешения проблемы.

Значимую лепту в формулирование отличий совладания от подсознательной защиты внес В.А.Ташлыков [174]. Акцентированные им особенности дополняют предыдущие позиции.

1. Если психологическая защита всегда ангажирована и поэтому неизбежно приводит к существенному искажению восприятия действительности и себя, то совладание допускает более реалистичное восприятие и тем самым повышает возможность объективного отношения к себе.

2. Если психологическая защита не приспособлена к требованиям обстоятельств (а только к состояниям личности) и поэтому на многие ситуации реакция однотипна, ригидна, то совладание является менее инерционным и приспособлено к ситуации.

3. Если психологическая защита реализует непосредственный, быстрый эффект по уменьшению эмоционального напряжения, то при совладании человек может терпеть и дожидаться отложенного эффекта.

4. Если психологическая защита "близорука", создает тактические преимущества за счет разового снижения напряжения ("здесь и сейчас"), не предполагая повторного возвращения к проблеме для ее разрешения, то совладание рассчитано на перспективу — на стратегический эффект.

При дальнейшем рассмотрении стратегий совладания мы будем принимать во внимание совокупную группу отличий, выделенных упомянутыми исследователями. Все они убеждены, что если подсознательная защита ведет к поведению вынужденному, ригидному, искажающему реальность и не способному подстраиваться к изменениям, то совладание — поведение не только целенаправленное, но и достаточно гибкое, ориентированное и на актуальную реальность, и на личностные особенностями (самооценку, локус контроля, уровень тревожности).

Совладать с ситуацией значит подчинить себе обстоятельства, сладить с ними. В этом смысле совладание есть способ взаимодействия личности с трудной, кризисной, стрессовой ситуацией адекватным для нее способом. Сущность совладания Р. Лазарус [243] представляет как мыслительные и поведенческие усилия по управлению внешними или внутренними требованиями (и конфликтами между ними). Он считает, что совладание активизируется, когда ситуация оценивается как напрягающая и превышающая ресурсы личности. Вслед за Лазарусом мы будем рассматривать совладание как результат взаимодействия ресурсов одной из известных личности стратегий совладания с реальным сопротивлением среды.

Ресурсы могут использоваться, а могут оставаться в потенциальном состоянии. В последнем случае задача обучения состоит в их выявлении и активизации. (Иногда ресурсы не используются потому, что к своим бедам человек не в состоянии подойти достаточно взвешенно. Тогда полезно задать вопрос: "Если бы к вам с подобной проблемой пришел друг, что бы вы ему посоветовали?") Обычно к ресурсам относят и характеристики личности и социальной среды, облегчающие или делающие возможной успешную адаптацию. Выделено три вида ресурсов совладания: физические — здоровье, выносливость, тренированность и т. п.; психологические — зрелость личности, ее особенности, обеспечивающие ее стрессоустойчивость (убеждения, самооценка, локус контроля, мораль); социальные — наличие социально-поддерживающей сети и ее эффективность для личности, способность воспринимать социальную поддержку.

Совладание характеризуется силой и изменяемостью. Сила представляет субъективно оцениваемую тяжесть ситуации. Например, сильное эмоциональное возбуждение может переживаться как слабо контролируемое и обладающее высокой негативной энергией, хотя, возможно, на его формирование можно активно повлиять. Под изменяемостью понимают вероятность произвольного изменения тревожащей ситуации без личного участия (и среди пожара может открыться дорога к бегству). Эффект совладания зависит от соотношения этих факторов.

Реакции совладания могут реализовывать различные способы достижения цели: во-первых, поведенческие, выявляющие тенденцию изменить стрессор некими действиями (прием успокоительного, расслабляющее упражнение); во-вторых, нацеленные на изменение представления о ситуации путем поиска дополнительной информации (человек задает вопросы, либо получает сведения, наблюдая за окружающим, либо обращается к своей памяти); в-третьих, ориентированные на изменение направления волевого усилия или оценки (человек меняет свои цели и намерения, если вероятность контроля над ситуацией мала).

Если человеку свойственно противиться переменам, то как происходит этот процесс? Провоцирует его дискомфорт, который перевешивает удовлетворение от статус-кво. Возникшие негативные эмоции ускоряют понимание того, к каким негативным последствиям может привести цепляние за старые стратегии поведения. Это запускает работу ума, и человек начинает рассматривать возможные варианты изменения неблагоприятной ситуации. При этом он совершает переход от полного неприятия новаций к начальному пониманию того, что не все благополучно, и пересматривает положение дел.

Переживание угрозы возникновения травмирующей ситуации включает стратегию совладания в зависимости от двух условий: от понимания реальности грозящей опасности и от надежды, что перспективы не столь мрачны, чтобы невозможно было справиться с ними [1, с. 182]. Таким образом, необходимы осознание трудностей, знание способов эффективного совладания с ситуацией данного типа и умение своевременно воспользоваться этими способами для организации поведения, позволяющего снять внутренний дискомфорт. Эти условия позволяют увидеть жесткую связь между возможностью совладания и тем, является ли срабатывание данной защиты ситуативным, или это уже элемент научения, сформировавшего стиль личного реагирования на трудности. Когда совладание — элемент научения, оно целенаправленно и конструктивно, предполагает не только адекватное восприятие особенностей ситуации, но и эффективное использование ее динамики; тогда усилия личности могут меняться в процессе изменения ситуации.

Главное, от чего зависят усилия, прикладываемые человеком для совладания, — это результаты оценки степени подконтрольности стрессовой ситуации. Как человек оценит ситуацию, так он с ней и совладает. Именно оценка подконтрольности, а также стабильности ситуации определяет, что победит — защита или совладание. Если контролируемость стрессора воспринимается как высокая ("Могу им управлять"), изменчивость — как низкая ("Он стабилен"), личная значимость — как высокая, то вероятность совладания, как активной, действенной реакции, повышается и поведение направляется на осознанное изменение стрессора. В том случае, когда и контролируемость, и изменчивость стрессора воспринимаются как низкие, а его личная значимость высока, то более вероятно вторжение одного из видов защиты. При оценке неопределенности и контролируемости как высоких повышается вероятность, что усилия личности будут направлены на поиск дополнительной информации. Конкретная стратегия совладания определяется так:

1. Если сила травмирующего воздействия значительна ("Очень неприятно — надо что-то делать"), управляемость воспринимается как высокая ("Вполне смогу справиться"), а изменяемость — как низкая ("Ситуация достаточно стабильная для разворачивания усилий"), — растет вероятность активного поведения, направленного на изменение стрессора.

2. Если изменяемость стрессора воспринимается как высокая ("Все происходит очень быстро") и того же порядка, что и максимальная динамика личного управления ею ("Так же быстро реагировать мне не удастся"), то возникает состояние, переживаемое как невозможность контроля над ситуацией. В этом случае при любой силе стрессора вероятное поведение — пассивность ("Пусть будет, что будет").

3. Если сила стрессора высока ("Мне очень тяжело"), а управляемость низкая ("Вряд ли мне удастся что-либо изменить") и изменяемость стрессора воспринимаются как слабая ("Само по себе ничего не изменится, потому ждать нечего"), то вероятной стратегией становятся уклонение — включается защита.

4. Если сила стрессора не критическая ("Я смогу перетерпеть время попыток"), управляемость достаточно высока ("Я попытаюсь что-то сделать"), но изменяемость ситуации неоднозначна и не дает возможности построить эффективную стратегию, то совладание не исключается, а откладывается, на время поиска дополнительной информации о том, как организовать управление.

5. Если сила стрессора велика ("Очень трудно переносить!"), изменяемость минимальна ("Сама по себе ситуация вряд ли улучшится"), управляемость низкая (в запасе личности нет стратегий выхода из такого положения), то вместо совладания более вероятно вторжение психологической защиты [1, с. 33].

Признанной классификации типов совладания пока нет, но большинство авторов опирается на предложенные Р.Лазарусом стратегии, направленные либо на решение проблемы, либо на изменение собственных установок в отношении ситуации. Это поведенческие, эмоциональные и когнитивные стратегии преодоления стресса.

1. Поведенческое решение проблем — активная стратегия, позволяющая личности эффективно управлять повседневными проблемными ситуациями, способствующая упреждению их повторения. К таким стратегиям можно отнести сотрудничество, поиск социальной поддержки, отвлечение от трудностей и обращение к какой-либо деятельности, уход в работу, альтруизм. В этом случае человек осознает, что свои ценности надо защищать, совершая поступки.

2. Эмоциональное совладание включает не внутреннюю, но внешнюю агрессию, а также избегание. В случае агрессии человек не сосредоточен на своих недостатках и переживании невозможности справиться с ситуацией. Его агрессия направлена на других, порождая конфронтацию как способ изменения обстоятельств. Механизмом адаптивной формы совладания выступает эмоциональная разгрузка путем отреагирования чувств — протест, возмущение, оптимизм, равновесие, самоконтроль. В случае избегания привлекается широкий спектр способов, ведущих к преобладанию в поведении мотивации ухода из поля над мотивацией достижения успеха (обычно эта стратегия используется после неоднократных неудач в сходных ситуациях). Это и стремление получить удовольствие от вещей, не имеющих отношения к конкретной стрессовой ситуации (приятные покупки, любимая еда, чтение книг, просмотр телепередач, прогулки по любимым местам), и желание побыть в одиночестве, отдалиться от тревожащей ситуации или, наоборот, находиться среди людей. Избегание, решая проблему преодоления конфликта, одновременно выступает провокатором многих форм зависимости — булимии, алкоголизма, курения, наркомании, пристрастия к азартным и компьютерным играм.

3. Когнитивные стратегии включают выбор приоритетов для уточнения целей, актуальных в ситуации данного конфликта. Они используются, когда имеющихся критериев для оценки ситуации недостаточно. Поскольку человек всегда направлен на цель, то восстановление душевного равновесия эффективно лишь тогда, когда восстанавливается возможность продвигаться к цели. (Даже достижение состояния счастья не выступает в качестве цели, к которой человек стремится, а представляет сопутствующее явление, сопровождающее приближение к цели [77, с. 55].) Когнитивные стратегии совладания включают изменение восприятия проблемы, обновление субъективной оценки и активизацию контроля. В случае удачи исходная проблема из психотравмы и препятствия на пути развития личности превращается в трамплин, помогающий освободить энергию в соответствии с заново осознанной целью, — то есть разрешается. Эту дополнительную энергию человек получает как новые ресурсы, прежде "замороженные", связанные проблемой. Динамика этой стратегии трехступенчатая. Во-первых, для уточнения цели и выбора актуальных приоритетов производится содержательный анализ проблемы: человек обращается к собственному опыту решения аналогичных проблем. Если такой опыт отсутствует, производится поиск социальной поддержки — либо обращение к профессиональной помощи, с целью получить необходимую для решения информацию, либо изыскание возможности хотя бы выговориться, поделиться переживаниями. Во-вторых, если на базе старых критериев продуктивной идеи совладания не видно, то осуществляется переоценка ситуации и собственных возможностей. В-третьих, ситуации не только придается новый смысл, но меняется и отношение к проблеме. Теперь она предстает как вызов судьбы. Так организуется конструктивный способ разрешения конфликта [131, с. 101]. Когда стратегия уточнена, наступает очередь оптимального распределения времени для достижения желаемого результата и своевременного контроля над ситуацией.

Понятно, что силы человека не бесконечны и, чтобы в дальнейшем травмирующие факторы, включающие подсознательную защиту, не могли разрушать психику, необходимо менять внешнюю ситуацию, используя совладание. Однако вероятность применения стратегий совладания зависит и от ожиданий личности. С одной стороны, человек, который в прошлом ставил перед собой реальные цели, достигал их и переживал успех, чаще воспринимает себя с удовлетворением. Его самооценка высока, и уверенность в эффективности контроля над окружением повышается. Человек реже обнаруживает тревожность и вкладывает больше сил в предприятия, которые затевает. С другой стороны, конфликтные отношения и предшествующие неудачные попытки получить внешнюю поддержку подавляют стремление к поиску совладающих стратегий. (Надо иметь в виду, что при любой самооценке успехи и поражения переживаются как таковые только в области средних значений сложности. Достижение чего-то, что является слишком простым, не рассматривается как успех, а неудача в достижении слишком сложного не переживается как неудача.)

Таким образом, для развития эффективных стратегий совладания необходимыми условиями выступают: позитивная "Я"-концепция, развитое восприятие социальной поддержки, пониженная чувствительность к отказам окружающих.

Также можно упомянуть, что среди стратегий совладания различают первичные и вторичные. Первичные — это непосредственные действия или поведение, направленное на устранение нежелательных характеристик окружения, вызывающего стресс. Вторичные, в отличие от первичных, носят скорее когнитивный, чем поведенческий характер. Они направлены не прямо на действия по изменению окружения, а опосредованно — на изменение восприятия и оценок, но не своих собственных, а окружающих людей. Эти стратегии позволяют добиваться таких изменений, которые приводят в соответствие "Я" и поведение окружающих, однако уже не принудительным их изменением, а по их собственному желанию [185, с. 686].

Перед тем как обратиться к рассмотрению разнообразия стратегий совладания, необходимо учесть еще два фактора: группу стереотипов, рассмотренных в главе 4, а также типовые ситуации, порождающие конфликты и душевные кризисы, — чтобы соотнести эффективные стратегии с этими ситуациями.

Начнем со стереотипов:

• Идолы рода и племени — согласие в способах обобщения и упрощения событий физического мира.

• Идолы пещеры и рынка — согласие с принятыми способами обобщения под давлением личного и общественного статуса.

• Путь пчелы — обобщение по аналогии на базе лично накопленных и систематизированных фактов.

• Путь паука — обобщение на базе навыка привлечения побочных сведений и личной интуиции.

• Социальные стереотипы — ложное обобщение под давлением общественного мнения и СМИ.

Типовые ситуации, порождающие конфликты, кризисы и стресс, делятся на ситуационные, депривационные, интеграционные и связанные с переменами:

1. Ситуационный — кризис, не зависящий от человека, вовлеченного в него (травма, пожар в доме).

2. Депривационный — кризис, являющийся следствием горя (при утрате близкого, разводе, расставании, потере значительного — для человека — состояния).

3. Интеграционный — кризис, связанный с позитивными изменениями в жизни человека, но вызывающими стресс, в связи с длительным напряжением при освоении новых задач и обязанностей (вступление в брак, рождение ребенка, новые друзья, выздоровление после длительной болезни).

4. Кризис, связанный с переменами, возникает при нежелательной беременности, выходе на пенсию, новой работе, переезде в другой город, поступлении в институт и т.д.

Теперь мы готовы перейти к рассмотрению эффективных стратегий совладания.

СТРАТЕГИИ СОВЛАДАНИЯ С ОСОЗНАННЫМИ СТЕРЕОТИПАМИ

Приходит день, когда человек молит: спасите меня от моих защитных оболочек! Слишком долгое занятие самоутверждением и самозащитою делает из человека исключительно самозамкнутое, одинокое существо, которое задыхается и не может выбраться к свету из строго очерченных обществом границ.1

А. Ухтомский

СОВЛАДАНИЕ СО СТЕРЕОТИПАМИ:


4226547087766734.html
4226587475477511.html
    PR.RU™